Законы сохранения, или откуда берутся «новые рынки»

8 мая 2013
Законы сохранения, или откуда берутся «новые рынки»

Не так давно мы попытались проанализировать состояние российского полиграфического рынка и даже в той или иной степени подсчитали его величину. Однако спустя некоторое время возник другой вопрос: а все ли полиграфические направления мы учитываем? И что вообще относится к понятию «полиграфия»? Понятно, что печать книг или журналов — это полиграфия. А печать фотообоев? А плакатов для наружной рекламы? А распечатка бухгалтерского баланса? А транзакций по кредитной карточке? И таких вопросов становится все больше и больше.

 
Причина проста: приход различных форм цифровой печати в традиционные типографии дает им теоретическую возможность оказывать самые разные услуги по «нанесению красителя на запечатываемую поверхность». А как это грамотно учитывать и, более того, грамотно продавать — непонятно. И нужно ли это учитывать? С другой стороны, существуют и разные способы нанесения изображений. Например, тампонная печать специальными красками на кружках или зажигалках — это полиграфия? А нанесение деколей на керамическую плитку — это полиграфия? Более того, все чаще возникает мнение, что изменение способа тиражирования может создать «новые рынки», которые как раз позволят обогатиться тем, кто еще не преуспел на «старых».
 
Зачем мы пытаемся разобраться в этой теме? Причина в том, что порой очень сложно оценивать ситуацию на родном полиграфическом рынке и понимать направления его развития. Если посмотреть отчеты некоторых компаний, особенно цифровых, то для одних и тех же сегментов рынка могут приводиться самые разные значения, причем отличающиеся в разы. И это создает на рынке определенное непонимание. Одни полиграфические предприятия рапортуют о том, что объемы печати (в первую очередь тиражи) падают, а другие сообщают о «стремительном росте объемов печати» с использованием их оборудования или материалов. Что это — перераспределение рынка? Замена одних технологий другими? Просто некорректный учет или подача заведомо неверной информации? Тем, кто старается следить за ситуацией на рынке, это неплохо бы понимать. Со своей стороны, мы попытаемся, хотя это и непросто, наметить эти пути понимания.
 
В первую очередь, конечно, с четкого учета сбивает цифровая печать. В прежние годы отпечатать плакаты можно было только при помощи широкоформатного офсета или такого же трафарета. Теперь, помимо этого, можно использовать цифровые струйные печатные устройства. И если раньше это делалось исключительно в типографиях, то сейчас широкоформатный принтер может стоять где угодно: и в самой типографии, и в рекламном агентстве, и чуть ли не дома. И если учитывать объем заказов только по типографиям, то он заметно уменьшился. Означает ли это, что рынок «схлопнулся»? Не факт. Возможно, существенная часть перетекла в другие технологии тиражирования, и этот объем не только не упал, а, наоборот, существенно вырос. Что же делать?
 
Представим себе ситуацию, что некоторое время назад типография, использующая для печати плакатов офсетную машину Planeta формата B0 (140х100 см), потеряла 10% объема печати. Даже при не самом удачном раскладе печатная машина производила плакаты со скоростью 5 тыс. экз/ч. Если в пользу цифрового тиражирования на широкоформатных струйных принтерах потеряно 10% заказов, то это означает, что широкоформатный принтер должен печатать 500 плакатов в час полного формата (или почти 700 м2). Нам неизвестно о наличии струйного широкоформатного принтера такой производительности. Значит, предприятие, которое возьмется печатать такой заказ на широкоформатном принтере, быстро столкнется с необходимостью установки еще нескольких широкоформатных устройств, создав мнение, что «рынок цифровой широкоформатной печати стремительно растет». При этом мы всего лишь забрали 10% объема печати у офсетного производства, но создали довольно мощное предприятие струйной печати с двумя очень дорогими или семью-восемью средней стоимости цифровыми струйными печатными устройствами.
 
Теперь о затратах: печать 500 плакатов офсетным способом обойдется примерно в 700 долл. США, или около 1 долл. за 1 м2 готового изделия. В случае струйной печати квадратный метр обойдется не дешевле 3 долл. Так что офсетная печать пока еще дает существенную фору «цифре». Конечно, с падением тиражей стоимость уравнивается, и в случае, если плакатов нужно менее 120–140 шт, печатать их на струйном принтере становится выгоднее. Но в отличие от малоформатной цифровой печати изготовление заказа на офсете получится все равно быстрее! И лишь когда речь идет о единичных тиражах продукции, струйная печать побеждает по всем статьям. И многим это дает право говорить, что струйная печать создала новый рынок — штучной печати широкоформатной продукции, который «растет стремительными темпами». Все это верно лишь отчасти: фотообои печатались и в Советском Союзе, и в больших количествах (впрочем, спросом особенно не пользовались в силу ограниченности выбора сюжета). Теперь же можно отпечатать один уникальный комплект фотообоев с собственным сюжетом. С точки зрения способа продажи услуги — это рынок новый, а с точки зрения производства — нет. Принципиально новых объемов печати он не создал. Возможно, услуга становится более востребованной, и в этом плане объем печати становится больше, но это эволюционное, а не революционное развитие.
 
 
Оценка рынка фотопечати
 

Примерная оценка рынка фотопечати (печати фотографий) в России. Этот рынок начал активно развиваться в нашей стране в 1990-х годах с появлением салонов по проявке пленки и печати фотографий, а также активных продаж импортной фотопленки. В 2000-х годах объемы печати начали сокращаться в связи с развитием цифровой фотографии, поскольку люди стали меньше печатать фотографии, оставляя их в цифровом виде для просмотра на экране компьютера, а позже на специальных цифровых фоторамках. Но несмотря на это, рынок печати фотографий (как на заказ, так и самостоятельно) еще очень велик
 
Однако все это совершенно не мешает ряду производителей цифрового оборудования говорить о «стремительном наступлении эры цифровой печати», «создании новых, невиданных доселе продуктов и сегментов рынка». Более того, некоторые не очень связанные с полиграфией компании уверяют, что эти «новые рынки» растут с «космической» быстротой. Компания Canon на прошедшей в прошлом году pre-drupa пресс-конференции сообщила, что годовой прирост цифровой печати составляет едва ли не двухзначные цифры, и что один из таких успешных рынков — это Россия. Трудно спорить, но, скорее всего, здесь есть недопонимание. Компания Canon достаточно сильна на рынке офисной печати, домашней печати, корпоративной печати. Однако значительных успехов на полиграфическом рынке у нее не наблюдается. Если в компании считают общий рост распечатки документов на печатающих устройствах, то возможно. Но и здесь можно усомниться. Да, в России в последние годы появились некоторые виды сервиса, требующие существенных объемов цифровой печати. Все жители Москвы (скорее всего, и других городов) некоторое время назад стали получать по почте заранее заполненные квитанции на квартплату, коммунальные услуги, телефон и т. д. Это, конечно, большой объем персонализированной цифровой печати. Но с точки зрения производства — это опять же не новый рынок, а новый вид сервиса (кстати, существенно более сложный и дорогой). До этого специальные бланки для оплаты счетов приходилось заполнять вручную. Эти бланки в огромных количествах печатали несколько довольно скромных типографий «Бланкиздата». Новый рынок опять же не удалось создать, а появилось более удобное решение (не нужно заполнять самому) давно существующей задачи, поэтому речь о «торжестве цифровых технологий» здесь не идет. Просто существенно более дорогое и технически сложное решение «победило» пару маленьких бланочных типографий. По-другому, в общем-то, и быть не должно. Крупные вложения денег должны работать. В этой связи законы рынка функционируют исправно. Но суть даже не в этом, а в том, что действительно новое и неизвестное появляется крайне редко, тем более в такой консервативной области, как «нанесение красителя на запечатываемый материал». Приведем еще один пример.
 
Едва ли не самым прогрессивным и перспективным бизнесом в полиграфии считается печать фотокниг. Что такое фотокнига, четко сформулировать довольно сложно, но интуитивно термин понятен всем: это полиграфическое изделие (брошюра, альбом, книга и т. д.) с иллюстративными материалами заказчика. Впрочем, этим фотокнига ничем не отличается от любой другой полиграфической продукции. Просто продукт под названием «фотокнига» включает фотографии самого заказчика (когда он сам на них изображен). Считается, что это принципиально новый рынок для цифровой печати в целом и для типографий в частности. И этим, по всей видимости, уже увлеклись. Простой поиск в Интернете дает огромное количество ссылок на компании, «печатающие фотокниги».
 
Похоже, что создан новый рынок — печать фотокниг. На самом деле ничего нового не случилось. Семейные фотографии и семейные альбомы существовали с момента появления самой фотографии (вот это было революционное развитие рынка). И семейные традиции рассматривания фотографий в прошлое не канули, а наоборот, продолжают развиваться. Так что, по сути, «фотобук» ничем не отличается от обычного фотоальбома. Впрочем, есть и существенная разница. Еще несколько лет назад фотографии печатались с привычных всем негативов в специальных фотолабораториях, куда клиент приносил свою пленку, там ее проявляли и печатали отдельные фотографии. Эти фотографии клиент приносил домой и вклеивал в альбом по своему усмотрению, сопровождая подписями, рисунками, засушенными цветами, любовными записками и другими приятными к воспоминаниям деталями. Эта традиция не изменилась и с появлением цифровой фотографии, только теперь в фотолабораторию нужно нести не пленку, а карту памяти от фотоаппарата, а дальше все по той же схеме.
 
Благодаря отлаженной технологии и человеческому стремлению увековечить в памяти собственную жизнь можно смело сказать, что в мире существуют миллиарды фотоальбомов. Более того, благодаря цифровой фотографии их становится все больше. Сейчас уже стало вполне нормальным явлением делать фотоальбомы по случаю мероприятий (выпускного вечера, юбилея, корпоратива, свадьбы и т. д.). И вот тут возникает отличие семейного фотоальбома от понятия «фотобук». Семейный фотоальбом — это продукт «ручного труда», собираемого годами и существующего обычно в единичном экземпляре. Фотобук — это тоже альбом, но его тираж, как правило, отличен от одного экземпляра. По случаю корпоратива или выпускного вечера их требуется создать определенное количество (от нескольких штук до нескольких десятков). Впрочем, в частном случае может быть изготовлен и один экземпляр, например как подарок хозяину торжества на юбилей. Можно, конечно, напечатать нужное количество фотографий и потом разложить их в установленном порядке в купленные заранее типовые альбомы. Но это как-то несолидно, да и может оказаться трудоемко, по крайней мере если нужных альбомов требуется несколько десятков. Хочется переложить выполнение этой операции на кого-то другого, возможно даже, заплатить денег за оформление нужного количества фотоальбомов. Насколько нам известно, в массовом порядке такие услуги не оказываются (по крайней мере, подобных объявлений мы не встречали), в ряде случаев такие задачи решают рекламные агентства для своих клиентов, но это скорее из разряда «бизнес-для-бизнеса», чем простая услуга, которой может воспользоваться любой желающий.
 
 
Примерная оценка объемов цифровой печати фотографий
 

Примерная оценка объемов цифровой печати фотографий в нашей стране (млрд рублей). Стремительный рост этого рынка начался во второй половине 2000-х годов и продолжается по сей день. Любопытно, что даже в кризисные годы этот рынок активно развивался. Впрочем, развитие «практически от нуля» всегда проходит очень быстро, а при достижении некоторых объемов рост замедляется. Что и показывают результаты 2012 года. Скорее всего, и в наступившем году рост еще больше замедлится, хотя увеличение объемов продолжается 
 
Итак, попытаемся разобраться, почему изготовление фотобуков перестало быть фотопроцессом. Во-первых, очевидно, что сейчас даже в фотосалоне фотографии печатают не только фотографическим способом (с экспонированием и химическим проявлением), но и способом цифровой печати (обычно струйной, но не обязательно). А раз так, то почему нужно печатать отдельно фотографии, а не страницы будущего альбома целиком со всеми необходимыми текстами, графикой и «сканом» засушенного цветка? Это и проще, и быстрее, и дешевле. В результате от понятия «печать фотографий» мы пришли к «печати готового издания». Пусть даже это издание и самодельное, тем не менее это уже издание, поэтому и выполнять его следует полиграфическими методами. Поскольку тиражи таких изданий, как правило, невелики, то и лучшим способом для их исполнения является цифровая печать.
 
Во-вторых, к моменту осознания необходимости альтернативного подхода к печати фотографий «цифра» уже развилась до такого уровня, что могла легко обеспечить так называемое фотографическое качество печати, когда оттиск с цифровой печатной машины становился практически неотличимым от фотографии, изготовленной фотоспособом (или, по крайней мере, неотличимым для большинства рядовых пользователей, профессионал, конечно, разницу найдет).
 
В-третьих, и это, пожалуй, самое главное для нас, фотобук имеет скрепление, которое выполняется с помощью полиграфических технологий. Возможно, именно поэтому печать фотокниг настойчиво пытаются отнести к новому полиграфическому применению, хотя на самом деле это не совсем так. Печать фотокниг — это логическое развитие старого рынка печати фотографий, который существует уже более 100 лет. Объем этого рынка, кстати, весьма впечатляющий. В странах Евросоюза объем печати фотопродукции «околополиграфическим» способом оценивается почти в 550 млн евро. В Америке эта сумма сопоставимая — 600 млн долл. Вполне себе лакомый кусочек! Но нас интересует не Европа и не Америка, а наша страна. У нас оценить этот рынок напрямую невозможно, во-первых, потому что его особенно и нет (печатники фотокниг — это и солидные предприятия с машинами класса HP Indigo, и компании с настольным домашним принтером Epson за тысячную часть цены цифровой печатной машины), а во-вторых, потому что у нас вообще трудно проводить аналитику по причине двойственности всей экономики и закрытости большинства финансовой информации. Но если попробовать проанализировать косвенно, сравнив объемы традиционной полиграфии в Европе и в России (такие цифры есть), то получится, что объем производства фотокниг в России должен составить около 60 млн евро. Не так уж и мало.
 
Впрочем, потенциально этот рынок намного больше. По разным оценкам, в России в лучшие годы в фотолабораториях печатали примерно 4–5 млрд фотографий. Средняя стоимость печати одной фотографии составляет 5 рублей. Таким образом, граждане России тратят на фотолаборатории более 20 млрд рублей (около 600 млн долл.). Так что если под полиграфические фотокниги удастся заполучить хотя бы 10–15% этого рынка, то опять выходим на суммы 60–80 млн долл., что в целом сходится с предыдущей оценкой. Если же при этом учесть, что и остальные 85–90% объема фотолаборатории реально перевести в то же русло, то потенциал у этого рынка огромен. Более того, нельзя забывать и о «домашних печатниках», которые печатают фотографии на струйных принтерах у себя дома. А это, по усредненным оценкам, еще примерно половина от того, что печатают в лабораториях. Так что рынок печати фотокниг — это не есть «вновь созданный рынок», этот рынок существует давно, просто появились новые технологии решения старых задач. И здесь цифровая печать, скорее, создает проблемы производителям фотографического оборудования (минилабов для печати фотографий), чем для традиционных полиграфистов. Более того, появление в большом количестве цифровых типографий может позволить им захватить часть чужого рынка (в частности, фоторынка), что не может не радовать. А возможность делать качественную брошюровку и переплет позволяет типографиям изготавливать продукцию лучше и привлекательнее, чем «фотографы».
Конечно, изложенный выше материал немного утрирован. Но важно понимать, что «новые рынки» и «новые перспективы» само по себе оборудование (даже самое современное) не создает. И нужно очень внимательно относиться ко всем подобным заявлениям продавцов. Но при этом внедрение новых и перспективных технологий может помочь «перераспределить» существующий рынок в свою пользу или даже «подрастить» его. А это уже другая экономика.
Ненапечатанные фотографии
 
На графиках, приведенных в основной статье, видно, что в последние годы наблюдается снижение объемов печати фотографий. Это вполне естественно. Во времена, когда фотография была аналоговой, единственный способ увидеть ее — это напечатать. При наличии цифровой фотографии (а другой уже и нет) печатать фотографию нет необходимости. Ее вполне можно посмотреть на компьютере, телефоне, планшете, электронной фоторамке и т. д. Снимать стало намного проще (фотоаппарат теперь может быть встроен куда угодно — от телефона до плеера и шариковой ручки). И люди снимают. По разным оценкам, объем сделанных фотографий по сравнению с началом 2000-х гг. возрос в тысячи раз и продолжает расти. Однако печатать фотографии люди хотят все меньше. При наличии в компьютере или телефоне гигабайтов фотографий, даже перебрать их и пересмотреть становится проблемой. Многие уже не помнят, где и что хранится, когда снято и кто это вообще запечатлен. Фотографии так же безжалостно удаляются, как и легко снимаются.
 
Тем не менее в последнее время наметился новый тренд. Поскольку перебирать и рассматривать фотографии в электронных хранилищах не всегда удобно, многие приходят к тому, что будет интереснее и надежнее (карта памяти может и не открыться) отпечатать не отдельные фотографии, а целый фотоальбом «Как я провел отпуск» или что-нибудь в этом роде. Это становится модным увлечением и, как следствие, растущим бизнесом для печатников. Многим доставляет удовольствие не просто пересматривать фотографии, а компоновать из них «продукт» — будущую фотокнигу, чтобы затем отпечатать ее в одном или нескольких экземплярах для себя или в качестве подарка. Поэтому мы и имеем разнонаправленные тренды развития сегмента печати фотографий: отдельные фотографии печатают все меньше, а вот фотокниги, наоборот, становятся более популярны. Но если раньше каждая фотография печаталась хотя бы по одному разу (кроме совсем уж испорченных негативов, и только, когда это видно невооруженным глазом), то теперь печатается лишь малая толика всех сделанных фотоснимков. Многократно увеличившийся объем отснятых фотографий никогда не будет отпечатан. Более того, зачастую даже ни разу не будет просмотрен.
 
 
Поделиться ссылкой


 
Читайте также