Цифровая машина – очень хороший инструмент для создания уникальных этикеток

26 марта 2015
Цифровая машина – очень хороший инструмент для создания уникальных этикеток

Цифровая печать сегодня активно заменяет традиционную флексографию. О тенденциях, технологических инновациях и конкурентоспособности цифровой печати этикеток – в интервью с Денисом Окуловым, типография «Окил».

Типография «Окил» – одна из самых известных среди производителей этикетки. Она печатает самоклеящиеся, термоусадочные и вплавляемые этикетки. При этом предприятие, по собственным подсчетам, контролирует 10-12% рынка печати самоклеящейся этикетки в России, и этот бизнес является для нее основным. Поэтому и говорили мы практически исключительно о ситуации в этой области, тем более, что печать самоклейки – это отдельный и специфический сегмент полиграфического бизнеса. Общий парк оборудования типографии насчитывает больше тридцати единиц печатной техники. За последние несколько лет типография инвестировала в цифровую печать – на всех ее площадках в совокупности «трудятся» семь цифровых машин.

Считается, что производство самоклеящейся этикетки – это в основном задача флексографии. Какая ситуация у вас, какова доля традиционной флексографии?

Вы меня спрашиваете о доли флексографии в производстве этикетки, а я вам отвечу так. Под каждый сегмент рынка, или продукт, если смотреть более узко, создается свое оборудование. Поэтому флексография, как процесс, используется в производстве любой этикетки – для лакирования, например, или для впечатки дополнительных цветов золотой или серебряной краской. В наших же типографиях сегодня эксплуатируется семь цифровых рулонных машин различных модификаций. Они печатают цифровую этикетку, при этом офлайн-финишингом для всей продукции являются полуротационные флексографские машины. Как эту этикетку классифицировать? Конечно, цифровая. Я скажу так: сегодня уровень цифровых машин настолько высок, и в плане цветопередачи, и в плане совмещения, и в плане гибкости переналадки, что все мелкотиражные заказы ушли в «цифру».

А какой объем заказов Вы производите на всех площадках и сколько из них цифровых?

В сутки мы выполняем около 100 заказов, из них 70 делаются на цифровых машинах. Но эти тиражи маленькие. Разумеется, я имею в виду только нашу ситуацию и только на рынке самоклейки. Но без флексографских машин, подчеркну, цифра не работает.

А где флексография доминирует? Как вообще у вас распределяются способы печати в зависимости от типа продукции?

Смотрите, есть водочный сегмент этикетки, где флексография доминирует как основной вид печати. Потому что в водочной этикетке много смесевых цветов или цветов Pantone. Но там же есть и трафарет, и глубокая, и другие виды печати и отделки, поэтому в водочном сегменте используются комбинированные машины. Вот у нас есть машины и в 14, и в 15 красок, они и печатают водочную этикетку.

Но, вообще, поймите, главное – мы продаем комплекс, пакет услуг, если хотите. Инновационные материалы, сложные комбинированные дизайны, печать – все это конкуренты повторить в большинстве случаев просто не могут. А еще есть отработанная логистика и сервис, в конце концов.

А другие виды этикеток, как их печатаете?

А вот косметика и бытовая химия печатаются в большей степени на рулонном офсете, но при этом во всех офсетных машинах есть флексосекции, наряду, между прочим, с секциями трафаретной и глубокой печати.

То есть, как видите, самоклеящаяся этикетка по способу производства – комбинированный продукт. А ведь у нас есть еще и печатные машины глубокой печати; в итоге машинный парк для производства самоклейки, с точки зрения строения и красочности, очень разнообразный, но везде используются флексосекции.

А как вообще возникла у вас идея заняться цифровой печатью этикеток?

Давайте внесем ясность. Во-первых, в контексте нашего разговора, мы понимаем, что все меряется исключительно в деньгах. Следовательно, мы, как типография, были заинтересованы занять свою рыночную нишу, предложив клиентам уникальные продукты и технологии, которые трудно или невозможно скопировать. Поэтому мы стали первыми, кто в России начал развивать «цифру» в этом сегменте. Потом уже много типографий стали ставить цифровые машины, и появился рынок цифровой печати самоклейки.

Во-вторых, надо понимать, что цифровая машина обеспечивает не печать таких же этикеток, только на «цифре», а печать принципиально других этикеток, которые не на «цифре» не напечатаешь.

А в-третьих, хочу сказать, что производство и продажа цифровой этикетки – это отдельный самостоятельный бизнес – из-за множества технологических и технических особенностей.

А себестоимость таких этикеток, на каком уровне она по сравнению с другими способами печати?

Цифровая самоклейка не самый дешевый продукт. Но это объяснимо: для любого рынка – алкогольного, пищевого или косметического – бывают востребованы короткие тиражи, и здесь преимущества «цифры» очевидны. Кроме того, там, где требуется скорость, где клиент хочет забрать тираж «с колес» – это тоже «цифра», потому что оперативность и быстрая реакция – это ее конек. А цветопроба? Заказчик может встать у машины и тут же подписать пробный оттиск в печать, ведь формного процесса, как такового, не существует. А печать промо-этикеток, да еще и с персонализацией? Как видите, и здесь цифровая печать незаменима.

Вообще, мы все время предлагаем клиентам новые решения и технологии – это то, в чем мы сильны и что успешно делаем многие годы. «Окил» постоянно разрабатывает новые виды этикеток, имеет огромный ассортиментный ряд продукции, а также собственные запатентованные технологии. И если сравнить с той же флексопечатью, то большинство цифровых этикеток нашей продукции повторить флексографией нельзя.

А какие средние тиражи на цифре?

Средний тираж в Санкт-Петербурге – 700 погонных метров, в Екатеринбурге – около 300, а в Новосибирске – 150. Это зависит от конкретного рынка. Например, в Новосибирске и Екатеринбурге работают наши самые старые «бэушные» машины, у которых амортизация уже закончилась, поэтому их можно ориентировать на печать относительно дешевой этикетки. А в Санкт-Петербурге мы печатаем новые и очень сложные работы.

Сколько цифровые этикетки приносят типографии?

В деньгах сегодня – это 15-16% от общего оборота по группе типографий.

Выше вы сказали, что цифровая печать этикетки – это отдельный бизнес. Что вы имели ввиду?

Когда вы приобретаете цифровую машину, вы должны понимать, как управлять не машиной в первую очередь, а бизнес-процессом. Те люди, наши конкуренты, которые стали копировать нас, но не вникли в суть, они «пролетели». Они поставили такие же машины, но как зарабатывать с них деньги – они не знают, и, видимо, никогда уже не узнают. Потому что ориентировать цифровую машину на печать массовой этикетки – это утопия. Под эту технику нужно создавать свой рынок.

И как вы создаете свой рынок?

Моя задача состоит в следующем: я хочу предложить клиенту, невзирая на его предыдущий опыт, или бэкграунд, определенное технологическое решение. Это решение будет уникальное, оно будет классное. И при этом его нельзя будет скопировать. Цифровая машина – это очень хороший инструмент для создания уникальных, сложных этикеток. Она печатает на таких материалах, на которых флексография печатать не может, например, на различных фактурных бумагах, или же печатает этикетки с очень сложным совмещением, выворотками, с громадным количеством цветов Pantone.

Какие общие перспективы рынка на ближайшее будущее, что посоветуете предпринять?

Сейчас все, как обычно для кризисных ситуаций: идет падение спроса и усиление конкуренции. Следовательно, не за горами либо банкротства типографий, либо консолидация. Из управленческих реформ, если так можно выразиться, необходимы следующие меры: ужесточение финансовой дисциплины, оптимизация производства.

Сами же в будущее смотрим оптимистично: мы позиционируемся как типография, выполняющая очень сложные, подчас эксклюзивные заказы, и всегда пытаемся уходить в технологическую конкуренцию.

По материалам сайта Unipack.Ru

 
Поделиться ссылкой


 
Читайте также